top of page

   OLEXI NYKOLAIV

Обыкновенная история: НАЙТИ СВОЮ ЛЮБОВЬ!

Однако, она, певица эта, любила делать все качественно, поэтому дошла в поисках аж до пустыни.

Там улеглась на песок, выпила свой рыбный коктейль, отвратительного, пробирающего вкуса, 

И давай смотреть на небо:

На нем она тут же увидела проекцию песчаных дюн.

Было понятно, что это пустынное событие, знакомство с пустыней, пожатие руки клешней маленького скорпиона.

Температура и бег песка не дают сформироваться никакому истинному экзоскелету

- даже пустынные жуки, кстати, нужно заметить, не утратили способности смотреть ввысь поэтому; а все трупы… просто остаются лежать где лежат, им не нужно строить дома вокруг себя.

…Дюны ходят по пустыне как монахи в плащах:

Читают о месте, в котором их остановит солнце.

Подвижные дюны ложатся на Неподвижный Песок

Как купальщик на надувном матрасе в море, который заснул отплыл потерял линию берега, ужас смерти, которая ничем не отличается от жизни в ее самом чистом качестве.

А по ночам дюны прыгают.

(из чего, между прочим, давно появилась детская игра:

В «Ойо-корпусе» ты мог бы найти описание такой детской игры:

«Нужны зеленые холмы и один скелет с трубкой во рту; наденьте на него зеленую рубаху, и тогда он станет по очереди подходить и спрашивать у участников, где то, что он ищет; а вы должны своими указаниями ему помочь»). 

.

Итак. 

Взгляд из окна со свечей betwixt – прием обратной перспективы.

Например, там озеро, но оно никогда не выльется на тебя,

Потому что оно заперто в мире более реальном, чем ты сам!

.

Все происходящее было иконографично,

Ни одного взгляда из, все «под водой» и «под воду», ниже, ниже, ниже!

Из обратной перспективы, не увеличиваясь и не уменьшаясь, к ней, по пустыне «приближалась» процессия

Львы, верблюды…

Нилотские люди, тонкие и необычайно высокие, с темнейшей кожей «вихри с дюн», from the whirls of the dunes of the whirls of the dunes of the whirls.

Все в мягких, длинных, белых пустынных одеяниях;

И хвостом за ними образовывалась речка,

А по краям шли львы.

А еще, там был их король!

Белые пустынные одеяния, деревянные бусы и множество украшений из драгоценных камней – на !нем! и на всех остальных.

Он держал в руках предмет, похожий на рогатку, с тончайшим сплетением из ниток и кусков толстой коры деревьев, находящимся между двумя «рогами».

Солнце стало синим, и случилась ночь, а золотой свет стал исходить только от песка снизу. Рефлекс света этой ночи на его теле стал нежно-голубым, скорлупа, лунная нежность, бессмертие, прозрачность, беззащитный звук.. и огонь в его обертонах; огонь от голого, беззащитного, но горячайшего костра из листьев в октябре (в глуши какой-то), из которого, на удивление, ты достанешь хоть целую закаленную лошадиную подкову; а потом песок начал переливаться, и тогда рефлекс стал перламутровым, изменчивым, отблески воды на стене морского грота… нужно ли говорить что к этому моменту он разделся уже полностью? И все увидели механизмы, встроенные в его тело. Ему жарко ночью.

Он к ней подошел, вся процессия остановилась и постепенно слилась с песком.

А львы получили по третьему глазу и вошли в свой дом или источник, большой кратер рядом, из которого валил пар.

.

.

Дальше он подошел к ней, к певице, и они говорили; говорили вот так:

«Мы, наше племя, мы ищем кратер, который испускал бы бесконечное количество львов. 

Ты видишь, здесь лев и копье – расходные материалы.

Кратер – свеча, поклонение.

Это торжественное событие, поэтому мы идем процессией,

Которая заодно выстраивает систему речек.

Когда-нибудь эта система оросит всю пустыню и та пропадет, станет еще одним местом гниющих болванок и ракушек, и тогда…

И тогда придется искать новую пустыню, идти дальше на юг,

Осваивать щелчки, ведь говорят, с помощью щелчков рта там можно ловить птиц»

«Я тебя люблю»

«…пойдем тогда, посмотрим где я живу»  

.

bottom of page